Kapa 2.22

Капиталина Алексеева: В России реабилитация — дело рук самих утопающих

В продолжение темы об онкологии. Все мы смертны. С самого первого дня рождения маленькими шажками мы все идем к своей конечной остановке. И она неизбежна. Раньше это было связано с онкологическим заболеванием, потому что в обществе было принято, что рак — суровый приговор. Но, к счастью, те времена прошли. Наука не стоит на месте, особенно медицинская, особенно то, что связано с онкологией. Лучшие умы всего мира ломают свои светлые головы над вопросами лечения рака, изобретения препаратов для лечения, придумывают все новые и новые методы лечения.

В нашей стране рак победоносно шагает по стране, потому что мы сами позволяем ему эту маршировку. Почему? Главным образом, мы все помним нашу социалистическую систему здравоохранения, бесплатную, когда сама организация системы здравоохранения была как бы ответственна за наше с вами здоровье. Человек не чувствовал, что ОН САМ ОТВЕЧАЕТ за состояние своего здоровья. Вот есть врачи, пусть они думают про наше здоровье, пусть они спасают нас, если мы заболеем. Такая мысль теплилась у всех в голове, у людей нашего поколения особенно. У нашей российской онкологии главная проблема — поздняя диагностика. На самом деле рак подкрадывается тихо, незаметно, без явных симптомов, которые должны были бы насторожить любого. Потом, когда заболит, когда пища не проходит по пищеводу, когда легкое не дает нормально дышать, когда моча не выходит, как раньше, когда головные боли не проходят, а только усиливаются до потери сознания с каждым днем все хуже и хуже, ТОГДА УЖЕ ПОЗДНО обращаться. Врачи после обследования сообщают, что неоперабельная стадия, что уже поздно что-либо предпринять, что надо было раньше…

А для того, чтобы поймать болезнь на ранней «хорошей» стадии, нужно нам самим заниматься своим здоровьем. Для этого, мне кажется, созданы оптимальные условия. Онкодиспансер проводит регулярно мероприятия под названием «Онкопоиск», давая таким образом возможность поискать у себя в организме проявления болезни. Ежегодная диспансеризация также способствует обнаружению в зачаточном состоянии этого коварного заболевания. После 45 лет всех приглашают на диспансеризацию, особенно тех, кто из «раковых» семей, все-таки наследственность в онкозаболевании никто пока не отвергал. Регулярно проводятся ставшие популярными в нашем городе Ярмарки здоровья, на которых ЯРОД непременно участвует и проводит свой онкопоиск среди населения. Мне очень импонирует «Белая Роза», где женщины совершенно бесплатно могут пройти проверку своего женского здоровья, буквально за 2-3 часа обойти специалистов, пройти обследование на современном оборудовании, получить консультации опытных специалистов-онкологов.  Лично я всегда прохожу осмотр в «Белой Розе», ежегодно по весне. Все ли мы пользуемся этими благами, которые нам предоставляют наши органы здравоохранения? Боюсь, что нет. Человек, когда здоров, он не думает и не хочет думать про болезнь. Особенно про рак.  Это несмотря на то, что почти каждая российская семья сталкивается с этим коварным заболеванием.   Интереса к своему здоровью, получается, нет. Как будто россияне не хотят быть здоровыми и дожить до старости.

Простой пример. Мои публикации про собак прочитало более 15 тысяч читателей, однако мои содержательные интересные полезные публикации про онкологию вызвали интерес лишь у 800 читателей. Только около 800 человек захотели что-то узнать про онкологическую болезнь, которая косит каждого 4-го жителя. Получается, что нам интереснее информация про собак, нежели про свое здоровье.  Несомненно, вопиющий случай, произошедший с Сарданой СЛЕПЦОВОЙ, не может никого оставить равнодушным к собачьей теме, но как мы равнодушны к своему здоровью! То же самое с моей книгой «Настанет день…».  В моей родной Нюрбе никто не захотел не то, что купить эту книгу, многие отмахивались со словами «Ой, нет-нет, даже в руках не хочу держать!». А там ведь много советов, рекомендаций, которые могли бы пригодиться каждому, кто прочитает ее. Почему-то мою книгу просят отправить из Уфы, Казани, Москвы, Одессы, Иркутска, а те, кто рядом, особо «не вырывают из рук». Но те, кто прочитал, звонят и пишут, благодарят, жалеют «почему я раньше не встретил эту книгу, почему я раньше не читал».  В настоящее время многие пишут про свои мытарства, про свой опыт в онкологии. Еще лет 15 назад эта тема была табуирована в России, помните, больным даже не сообщали правду о диагнозе, а о том, чтобы книги писать — об этом даже речи не могло быть. Табу нарушила Дарья ДОНЦОВА, но она на то и Донцова, что ее опубликовали. Но мои рассказы в этой книге – это совсем другое, чем пишут, например, Людмила УЛИЦКАЯ, чем напишет или расскажет Валентин ЮДАШКИН, Иосиф КОБЗОН, Владимир ПОЗНЕР, Игорь КРУТОЙ, Екатерина ГОРДЕЕВА, Наталья СИНДЕЕВА и иже с ними. Они все — небожители. Стоит им только появиться в той же Каширке, их сразу, конечно, на руках будут носить, первые лица сами будут «вести» их или, по крайней мере, контролировать ход лечения.

А мои впечатления, мои воспоминания — это правдивые рассказы среднестатистического россиянина, основанные на личном опыте «хождения по мукам», по коридорам медучреждений, все, как есть, без прикрас. Наверно поэтому иногородние читатели хотят получить мою книгу, из-за правды, описанной там. В общем, мы сами особо не интересуемся своим здоровьем, сохранением здоровья, профилактикой, диспансеризацией, проверкой состояния… Как бы это не наша забота. Зато потом как заболеем, тут кругом все виноваты: очереди в онкодиспансере, невнимательные врачи, которые буквально захлебываются нашими данными, которые надо занести в комп, длительные очереди на обследования, анализы и бла-бла-бла. Потом результат: неоперабельная стадия, поздно. Честно сказать, чаще в «хорошей» стадии рак обнаруживают случайно, мне нашли случайно. Поэтому надо самим озадачиваться своим здоровьем, чувствовать ответственность за состояние желудка, простаты, легких. Самим прощупывать молочную железу, делать онкопоиск. Почему нет!

Моя сестра Роза Капитоновна пережила 2 рака, поэтому я была наслышана об этом коварном заболевании, много читала литературу, статьи на эту тему, понимала, что я из «раковой» семьи, также понимала, что в любой момент ЭТО может случиться со мной. Поэтому при сообщении диагноза я не упала в обморок, не потеряла сознание, только зазвенело что-то в ушах, и я спросила: «Какая стадия?». И в течение лечения ни разу не подумала о смертельном исходе, ни разу не усомнилась в лечении и в своем докторе. Ни разу. Ни одного дня. Потому что была ПОДГОТОВЛЕНА всем ходом предыдущей жизни. Когда очухалась в реанимации, сначала была мысль, как было бы не проснуться после наркоза, так легко уйти из жизни…  Потом начала думать, ДЛЯ ЧЕГО я выжила? Да, да. Для чего-то я выжила, осталась жить, потому осознала, что надо делиться своими знаниями и опытом преодоления этого зла — рака. Надо предупредить людей, что это всех подстерегает, чтобы они были готовы, в случае чего, надо научить людей как профилактировать, на что обратить внимание, как себе можно помочь, если приспичит…

Ладно, врачи все сделали, чтобы спасти больного, операцию, иммуно- и химиотерапию, таргетную… И выписывают домой.  Вот здесь начинаются все наши муки. Потому что дальше после спасения мы НИКОМУ НЕ НУЖНЫ. Не потому, что не хотят нам помочь наши врачи на участках в поликлиниках. А потому что это дело — реабилитация — не предусмотрена нашим здравоохранением. Такого понятия, как реабилитация онкологических пациентов, нет.  А ведь после выписки из ЯРОД мы нуждаемся в советах и рекомендациях, как питаться, что можно и что нельзя, какие витамины можно и нельзя, как себя поддержать, как выжить, когда кишки чуть ли не наружу, как дышать, как спать, на боку или на спине… Вопросов уйма!  Никто на них ответа не дает, потому что в стране нет подготовленных специалистов, т.е. реабилитологов. В последние 10 лет активизировались пациентские организации. Почему? Просто потому, что мы поняли, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Нам никто не поможет в поликлиниках. Там нет таких специалистов. Там нет психологов. Психотерапевтов. Онкокардиологов. Всех онко… Поэтому мы, выжившие, решили объединиться для помощи друг другу.

Чем мы можем помочь?  Советами, кто и как пережил демпинг-синдром, как можно облегчить рвоту после химии, как можно готовить еду, можно ли творог на завтрак, можно ли в баню… вопросов — не счесть. А тут мы всем миром помогаем друг другу. Кто и как себе помог. В нашем состоянии особенно нужна помощь психолога.  Психолог нужен не только пациенту, сколько родным пациента, которые страдают даже больше самого больного. Как поддержать близкого человека, коллегу? Что можно говорить и что лучше не говорить? Это — такие тонкие деликатные вопросы, которые надо знать, когда и как сказать или смолчать.  Наш проект «Антирак: поддержка выживших» работает чисто на волонтерской основе, все работают бесплатно, онкологи из ЯРОД Феодосия Гаврильевна ИВАНОВА и Петр Владимирович НИКИФОРОВ, наш бессменный психолог Надежда Юрьевна ВАСИЛЬЕВА, часто обращаемся к ЕПАНОВУ Виктору Владимировичу — ортопеду (почти у всех у нас остеопороз), Алевтина Васильевна ЭВЕРСТОВА, наш депутат, помогает нам по широкому кругу вопросов от питания до вакцинации… Это мы сами решили себе помочь, раз государство не предусматривает нам такую помощь, как реабилитация.

Вообще, уверена, что смертей могло бы быть меньше, если бы такая работа проводилась, потому что очень многие уходят из жизни по последствиям рака, а не от самого рака. Потому что им не была оказана своевременная помощь по реабилитации. В свое время я чуть не умерла, меня спас от смерти китайский профессор из Харбина, который, увидев говорящий скелет, ужаснулся и сказал: «Почему русские доктора не помогают Вам?». Я как истая патриотка, ответила: «Русские доктора спасли мне жизнь, сделав операцию и химиотерапию». Оказывается, тогда я чуть не умерла от голода, было отвращение к еде как побочка от химии. Я потеряла 40 кг массы тела, превратилась в настоящий скелет и могла только еле-еле передвигаться от дивана к столу. Слава богу, еле добралась до кабинета с компьютером, это меня спасло. Реабилитация онкобольных есть везде, кроме России. Только в нашей великой стране как Россия, ее нет. Слава богу, Китай оказался рядом. Китайские травы и спасли меня, вернее, мое пищеварение. Всего-то надо было наладить мое пищеварение, которое не умели делать наши участковые терапевты, не потому что они не хотели, а потому что не умели, их этому не учили, они не реабилитологи онкобольных. Они не виноваты. Так что я спокойно могла пополнить список жертв рака тогда. Спасибо моему профессору из Харбина. Интересно: пакет на 1 прием состоял из 42 разных трав, часть из которых, как объяснил профессор, представляют собой яды в нужной пропорции к моему весу. Вот так.

Еще хочу подчеркнуть, что хорошая помощь себе — общение на эту тему. Не только с себе подобными, но и со здоровыми людьми или с докторами.  Общение — великое дело. Этим мы разгружаем себя от тяжелых мыслей, получаем нужную нам полезную информацию, кому-то помогаем советом.  У нас, якутов, это дело обстоит тяжело. Держим все в секрете. Никому не говорим. Семья все скрывает. Почему? Этим мы только усугубляем свое состояние. Зато когда кому-то расскажешь, с кем-то пообщаешься на тему, которая тебя очень сильно волнует, сразу легче становится. По себе знаю.  С этим делом и с этой болячкой не надо замыкаться в себе. Надо идти в люди.  Надо общаться. Больше говорить. Читать нужную литературу. Тогда точно наступает облегчение. Все-таки надо осознать, что за свое здоровье ответственны мы сами, больше никто. Поэтому надо меняться, менять свое отношение к здоровью.  Помните, что сильный ветер ломает только слабые деревья.

Источник: Капиталина АЛЕКСЕЕВА, общественный деятель, публицист, руководитель проекта “Антирак: поддержка выживших”. Февраль 2022 г.