img-20220130-wa0033-513x342

Капиталина Алексеева: Факторы денег и времени при раке

Рак — дело жизни

В продолжение нашего предыдущего разговора. Если вы и ваша семья решили, что можете потянуть лечение в заграничной клинике, то флаг вам в руки, главное, чтобы вам там оказали адекватную высокотехнологичную помощь, которая вам обеспечит высокое или хотя бы приемлемое качество жизни после лечения. Но надо помнить всегда, что, если в семье есть онкологический больной, это всегда немалые затраты. Ведь требуется особое усиленное питание, регулярное «подкрепление» ослабленного здоровья, создание благоприятных условий в семье, исполнение всяких прихотей и капризов (это реально), помощь узких специалистов, онкологов, психологов, выезды на санаторное лечение желательно в санатории с достойными условиями… Много чего надо потом после лечения. Кажется, когда разговор идет о жизни и смерти, вести разговор о деньгах как бы неприлично. Но такой разговор неизбежен с самого дня объявления диагноза. Бесплатная медицина в нашей стране как бы есть, и как бы ее нет. Какая-то головоломка получается. Но это все — вопросы организации здравоохранения, большинство населения не знает, как устроена медицина в стране, в этом вопросе мы мало, что знаем и понимаем. Хочу отметить, что со всеми гримасами российского здравоохранения в части онкологии нам с детьми пришлось столкнуться в Москве на Каширке. Хотя с тех пор прошло почти более 11 лет, думаю, что там мало, что изменилось; наверно, все так же, как тогда, но только увеличились размеры гонораров и взяток почти в каждый кабинет, инфляция… Это про деньги.

А теперь про время. Для онкологического больного время — важнейший фактор. Рак не умеет и не хочет ждать. Чтобы начать лечиться в крупных российских клиниках, больному надо быть готовым ждать и постараться выжить в бесконечных очередях на право получения лечения. Изматывающее ожидание — самое страшное, что ждет онкобольного в России по словам доктора

ПАВЛЕНКО, который сам попал в разряд больных и побывал в шкуре российского онкобольного (сам был онкологом-хирургом). Ожидание сбивает с ног, отнимает последние силы, которые так нужны для борьбы с недугом. Он считает, что в процессе ожидания страх неизвестности тяжелее страха смерти или болезни. Состояние первого осознания болезни, неизвестность и неопределенность -это самые тяжелые моменты. Время, потраченное на поиски финансирования для лечения в заграничной дорогой клинике, может испортить всю картину диагноза. Потому что время для рака — особый фактор. Он не любит ждать. Пока ищете деньги на поездку, заболевание с 1 стадии может перескочить на 3-4 стадии. Это — огромная опасность для больного. Так много подводных рифов для больных…

В эти дни, недели и месяцы томительных ожиданий у больного голова и мозги работают в сумасшедшем режиме. Нас одолевают вопросы, на которые хотим получить ответ. Очень часто спрашиваем, рак наследственное заболевание или все-таки нет? Что является причиной рака? Может ли стресс быть причиной рака? Рак заразен? Можно ли уберечься от рака? Существует ли профилактика такого грозного заболевания? Что нужно делать, чтобы не заболеть? Может, лучше не лечиться, а сидеть и ждать своей смерти, если конец все равно один? Кто-то пьет, курит и здоровенький живет, кто-то соблюдает все рекомендации и все равно болеет, почему? Есть люди, которые вообще не восприимчивы к онкологии? Какой рак самый страшный? Чего надо бояться в первую очередь? Существуют ли «профессиональные» раки? Когда надо начинать бояться болезни? Вообще можно ли подготовиться к этом диагнозу? Можно ли предотвратить его? И множество разного рода подобных вопросов не выходят из головы онкобольного и родных. Над всеми этими вопросами ломают копья лучшие умы всего человечества и, кажется, единого ответа они пока не нашли. Вообще в это время что только не приходит в воспаленную голову больного, разные мысли, от веры и надежды до мыслей о суициде… Здесь надо учесть, что, к счастью, наша российская медицинская наука не стоит на месте. И это заметно. Мы не удивимся, если скоро в аптеках начнут продавать запасные органы. Кто знает, может желудок какого-нибудь там хрюшки сможет заменить мой отсутствующий желудок. Это сегодня звучит как моя бредовая идея, но кто знает, что нас ждет в будущем…

Томительные изнуряющие ожидания вызваны большими очередями во все кабинеты, причины очередей — нехватка ресурсов здравоохранения для удовлетворения спроса на медицинские услуги. Значит, то, что на сегодня есть в стране, этого катастрофически мало, необходимость требует строить больше диспансеров с современным оборудованием, подготовки большого числа специалистов, вот тогда очередей, возможно, не будет. В связи с этим я хочу с удовольствием отметить, что мы, якуты, «впереди планеты всей». Я часто вспоминаю и сравниваю условия, в которых работал наш онкологический диспансер в мою бытность, то есть в 2010 году. Он тогда размещался в обычной КПД-шке. Совершенно неприспособленное помещение с узкими коридорами, операционная была в 14-метровой комнате (зале) обычной квартиры в КПД. Мы с вами ворчим-ворчим по поводу и без повода, ругаем наше руководство последними словами, как будто не видим, что жизнь-то наша меняется, меняется в лучшую сторону. Обычно люди не видят или не замечают то большое дело, которое делается для них. Но люди очень хорошо замечают то, что еще не сделано или пока не делается. В ближайшие годы, это скоро, мы с вами получим новейший современнейший корпус онкологического диспансера, который будет оснащен самым современным оборудованием, которое только есть в России, наш будет крупнейшим онкологическим центром во всем Дальневосточном регионе. Помещение будет достойное, огромных размеров, напичканное самым-самым… Там потребуются специалисты разных направлений, думаю, их уже готовят в центральных научных институтах или клиниках и диспансерах. Вот тогда у нас практически очередей не будет. Представляете? Это мы поговорили про деньги и время.

Конечно, когда приспичит, мы не знаем, как решить тот или иной вопрос. Особенно если решение вопроса сопряжено с финансовыми затратами. Лечение за границей, естественно, дорого и не каждая семья может легко выложить требуемую сумму. Недавно читала книгу Екатерины ГОРДЕЕВОЙ «Правила ведения боя» об ее борьбе с раком. Там она несколько раз упоминает, что лечение в германской клинике ей обошлось, благодаря страховке, в 25 долларов. Кажется, писательница УЛИЦКАЯ то же самое говорит там же. Надо вернуться к этим страницам книги и изучить этот вопрос детально. Обе упоминают фразу «благодаря страховке». Мы страхуем дачи, машины, квартиры… А здоровье не страхуем. Странное у нас поведение. Я хочу изучить условия и детали страхования здоровья, от каких-то конкретно болезней страховать или вообще все свое здоровье, сколько стоит это все… Мне показалось, что эти упомянутые мною дамы застраховались именно от онкологического заболевания, потому что они обе были из «раковых семей», то есть наследственность у них была отягощена онкологией. То же самое говорил и Владимир ПОЗНЕР, но он нам — не пример, он как инопланетянин для нас. К сожалению, наследственность моих детей выглядит не очень здорово, тут есть повод задуматься. Неужели наши дачи — развалюхи, машины и квартиры дороже нашего здоровья? Что узнаю, обязательно сообщу вам, мои дорогие читатели.

Еще один деликатный вопрос хочу затронуть. Как поддержать и успокоить близкого человека в эти трудные моменты жизни. Что раздражает нас, онкобольных? Раздражает очень многое, начиная от стандартных похлопываний по плечу со словами «ты сильная», «у тебя все будет хорошо», до дежурного слова «держись». Мы чувствительны ко всему, кожей чувствуем любую фальшь, напускную бодрость. Понятно, что каждому человеку нужна поддержка. Но для этого надо искать какие-то другие слова, другие действия для поддержки дорогого человека. Может, иногда просто помолчать. Посидеть рядом. Помню мне подарили календарь на Новый год. Я подумала: «Значит, мои дни сочтены». Потом позднее сестренка принесла мне в подарок кашемировый платок с незатейливым огуречным рисунком. Она сказала: «Это — кашемир. Он долго тебе послужит». Я подумала: «Это же кашемир, значит, я долго буду носить этот платок, значит, я еще поживу». Вот такие дурацкие мысли на ровном месте.

Когда человек заболеет онкологией, все отходит на второй план: успех, статус, работа, власть, деньги. На первый план выступают семья, близкие люди и здоровье. Причем до конца с больным будут только родные. Ясно, что любое тяжелое заболевание, в том числе и рак, приходят в жизнь всегда неожиданно и не вовремя. Постепенно приходит понимание того, что главное в жизни — это те, кто рядом, родные. Все остальное — глупости. Может быть, по этой причине многие скрывают свой коварный диагноз от людей. Как-то у нас не принято делиться с диагнозом.

В ЧЕМ ПРИЧИНА, ПОЧЕМУ? Большинство не хотят никого обременять. Как-то выглядит так, что болезнь — признак неуспеха, провала, которые обещают в будущем лишь одиночество и невостребованность. Поэтому все предпочитают молчать. Получается, что мы не умеем болеть и не умеем сочувствовать. По умолчанию делается вывод, что больной человек — неполноценный член общества, с которым невозможно строить планы на перспективу. Многие боятся быть вычеркнутыми из списка полноценных людей, поэтому держат все переживания в тайне, потому что им кажется, что, если упадешь, то не беда, «отряд не заметит потери бойца». Многие не понимают того, что раком может заболеть любой, он может случиться почти со всеми. Возможно поэтому корят себя извечным вопросом «За что?», «Почему я?».

Еще самый большой страх и огромное переживание — быть прикованным к постели, стать обузой близким. Рядом с больным страдают одинаково и даже больше его родные и близкие. Около одного больного страдает, в среднем, до 15 человек, оказывается. Уже подсчитали умные ребята. Представьте, что им всем, 15 человекам, сказали держать в строжайшей тайне факт болезни близкого человека. Их переживаний становится больше. Зачем? Не надо молчать о болезни. Ни в коем случае. Остаться один на один в одиночестве с раком тяжело. Нельзя! В одиночку с этим трудно справиться. Поэтому надо делиться и говорить. Честно и открыто. Мы должны говорить о своей болезни громко и честно, если только мы не совсем глупы или не ленивы. Должны делиться переживаниями, своим опытом, своими знаниями, чтобы стать полезным кому-то, кто попадет в лапы этого коварного недуга. Чтобы эти новые больные могли воспользоваться нашим богатым опытом, чтобы мы могли их научить тому, что сами узнали.

Забота об онкобольном — тяжелая работа. Поэтому лучше вовлекать в это дело больше родных, друзей, коллег. Человек до болезни и после болезни — разные люди. По себе могу сказать, что я была другая до болезни. После болезни — другой человек с другими ценностями, привязанностями, приоритетами. Я ценю каждый прожитый день. Я люблю людей. Я счастлива каждое утро проснуться в своей постели в своем уме. Счастлива от того, что глаза видят, ноги ходят, уши слышат, мозг пока работает. Также счастлива, что дожила до старости, многим в этом было отказано… Да, рак меняет людей. Он не убивает. Он делает нас сильнее и лучше.

Продолжение следует…

Источник: Капиталина АЛЕКСЕЕВА, общественный деятель и публицист, руководитель проекта “Антирак: поддержка выживших”. Февраль 2022 г.